eng
2 сентября 2009
ЭФФЕКТИВНАЯ ПОДДЕРЖКА ГЛОНАСС НЕОБХОДИМА/Интервью с генеральным директором «М2М телематика» Александром Гурко

В последнее время «с трибун» все чаще стали звучать предложения поддержать отечественную систему спутниковой навигации ГЛОНАСС, в частности, за счет установления заградительных пошлин на устройства GPS. О том, чем грозят подобные меры и каким образом развивается рынок навигационных услуг в России, нам рассказал генеральный директор компании «М2М телематика» Александр Гурко.

– Александр Олегович, не так давно в Совете Федерации проходил «круглый стол» на тему «Применение системы ГЛОНАСС в экономике Российской Федерации», на котором говорилось, что ускорение развития навигационного рынка возможно, в основном, за счет консолидации усилий государства и частного бизнеса. Каково Ваше мнение?

- Безусловно, на этапе создания рынка эффективная политика и поддержка государства необходимы, но при этом они должны быть профессиональными и взвешенными. Происходящие в последнее время события наносят ГЛОНАССу больше вреда, чем пользы. К ним относятся и достаточно неподготовленный вопрос по повышению пошлин, и создание федерального оператора без определенных целей и задач, и бессмысленный закон «О навигационной деятельности» не определяющий ни одной нормы, кроме возможности создания федерального сетевого оператора, и инициатива по обязательному оснащению транспорта, закупаемого на средства из госбюджета, системой ГЛОНАСС. Меры, в принципе, правильные, однако, их реализацию не продумали, а потому возможны негативные последствия.
Крайне отрицательно на репутации системы ГЛОНАСС сказываются попытки создания автономных потребительских устройств с применением модулей ГЛОНАСС/GPS, не предназначенных для подобного использования, и введение в заблуждение потребителей относительно успешности этого «проекта». Когда не добросовестные компании пытаются работать на ограниченных и узких рынках, поставляя корейские трекеры, выдавая их за российские это проходит более менее не заметно и не очень вредит репутации ГЛОНАСС, но когда эти компании выводят свои не качественные продукты на потребительский рынок, то вред наносится огромный и очень долгосрочный. На этом фоне мы теряем время, которое нам подарил кризис, для коммерциализации ГЛОНАСС и распространения технологии в мире. Начиная с 2012 года усилятся ожидания ввода в эксплуатацию спутниковых навигационных систем ГАЛИЛЕО (Европа) и КОМПАСС (КИТАЙ) и конкуренция начнет нарастать, а время для захвата рынков будет безвозвратно упущено, так как планирование использования такого рода технологий ведется на долгосрочной основе.
Основной проблемой в коммерциализации ГЛОНАСС на сегодня является отсутствие продуктовой линейки современных чипсетов ГЛОНАС/GPS. Проектирование таких чипсетов ведется несколькими компаниями, но в серии они появятся не ранее середины 2010 года, т.е. будут интегрированы в готовые устройства на серийной основе не ранее конца 2010 года-начала 2011 года. Таким образом, мы уже наступили на те же грабли, что и в середине 90-х годов, когда система ГЛОНАСС была развернута, а абонентских устройств для пользования услугами разработано и серийно произведено не было.
Ещё одна проблема для коммерциализации ГЛОНАСС, усиленная кризисом, это появление «уполномоченных компаний» при некоторых ведомствах. Недавно созданные фирмы активно используют административный ресурс, но не обладающие необходимыми компетенциями, выигрывают конкурсы на внедрение систем на основе ГЛОНАСС. По понятным причинам, реализовать реальные, часто сложные, проекты эти компании не в состоянии, работать с профессиональными подрядчиками на взаимовыгодных условиях они тоже не могут, т.к. максимизируют свою прибыль, и в итоге, проекты внедрения ГЛОНАССа превращаются зачастую просто в освоение бюджетов.
- То есть такая мера поддержки, как повышение пошлин на ввозимые GPS-устройства, продвижению ГЛОНАСС на российском рынке не поможет?
– Дело в том, что на данный момент номенклатура изделий с GPS-приемниками, на которые собираются повысить пошлины, не определена. Кроме навигаторов существует еще несколько видов устройств с GPS: ОЕМ-модули, сотовые телефоны, смартфоны, коммуникаторы, телематические и охранно-поисковые терминалы на основе спутниковой навигации. Есть также и другое оборудование, в котором используется GPS, например, приборы высокоточного позиционирования или встроенные системы навигации в автомобиле. Эффект от повышения пошлин на каждый из обозначенных выше видов GPS-устройств с точки зрения продвижения системы ГЛОНАСС и защиты отечественного рынка, естественно, будет разным.
При повышении пошлин на ОЕМ-модули больше всего пострадают российские предприятия - производители-интеграторы, которые занимаются производством готовых изделий с GPS. При этом замещения GPS/ОЕМ-модулей на ГЛОНАСС/GPS-модули в ближайшее время не произойдет, потому что разница в цене между ОЕМ-модулями все равно останется существенной, примерно в три раза. ГЛОНАСС/GPS-модули будут стоить дороже GPS-модулей уже с повышенной пошлиной. Примерно $30 будет стоить GPS-модуль с учетом повышенной пошлины и $90-100 – ГЛОНАСС/GPS-модуль. Таким образом, при повышении пошлин на первый вид изделий позитивного эффекта для продвижения ГЛОНАСС не будет. Примерно та же ситуация и с мобильными телефонами/коммуникаторами. Здесь пострадают как легальные импортеры и дистрибуторы ( розничные сети), так и конечные потребители устройств с GPS.
Думаю, что меры по защите российского навигационного рынка целесообразно вводить не ранее 2011 г., когда отечественный рынок (имею в виду технологии и промышленность в целом) будет готов к импортозамещению GPS-устройств. Только тогда введение пошлин на ввозимые GPS-устройства сможет стать позитивным фактором, стимулирующим производителей готовых изделий к использованию ГЛОНАСС/GPS, а розничные торговые сети – к продаже приемников с ГЛОНАСС/GPS.
- Вы говорили, что такие меры, как обязательное оснащение транспорта ГЛОНАСС, тоже имеют определенные минусы. В чем они заключаются?
– Необходимо помнить, что ГЛОНАСС состоит из трех систем: спутниковой группировки, наземного комплекса управления и чипсетов, микросхем, которые обрабатывают сигнал, то есть ГЛОНАСС/GPS-модулей. ГЛОНАСС/GPS-модули в свою очередь встраиваются в различные виды устройств, например, в бортовые телематические терминалы и т.п. и т.д. В этом смысле требовать оснащения ГЛОНАССом – все равно, что использовать колеса для машины без самого автомобиля. Речь нужно вести о системах и об оборудовании, которые использует ГЛОНАСС, тогда это имеет смысл. Если мы говорим о корпоративных клиентах, то подразумеваем, что оборудование с использованием ГЛОНАСС должно иметь связь с диспетчерским центром. Если же оно лежит в бардачке, то формально транспорт ГЛОНАССом оснащен, но по факту система не используется. Поэтому прежде чем озвучивать подобные требования к транспортным компаниям и производителям автомобилей, необходимо сформулировать требования к системам, объяснить пользователям, зачем это нужно, как подключаться, и как потом это использовать... Именно поэтому сейчас все автопроизводители пребывают в большом недоумении. Хотя подчеркну, сама мера правильная.
– В рамках выставок Связь-Экспокомм и НАВИТЕХ был представлен новый совмещенный ГЛОНАСС/GPS-приемник ГеоС-1. В чем уникальность этого устройства?
– Преимущества ОЕМ-модуля Геос-1 в том, что по большинству характеристик это устройство обходит своих конкурентов, в частности, по энергопотреблению, которое в два раза меньше чем у конкурентов, и по цене. На сегодняшний день объемы производства таких модулей ограничены только объемами сбыта. Существует два основных параметра, которые мешают использовать эти модули в автономных устройствах — это цена и энергопотребление. Цена GPS-модулей колеблется от 10 до 15 долларов, а самые дешевые российские модули пока стоят 80 долларов.
– Как вы оцениваете емкость рынка под эти модули?
– По нашим оценкам, емкость рынка под модули, о которых я говорил, и которые в состоянии сейчас производить наша промышленность, максимум до 100 тыс. единиц в год. Это не объемы производства, а именно объемы рынка сбыта. При этом это не массовые, а профессиональные устройства для управления транспортом, телематические терминалы. Рынок сбыта под чипсеты следующего поколения, которые выйдут в серию не раньше конца 2010 года (соответственно, готовые изделия появятся примерно в середине 2011), больше – это несколько миллионов в год, причем две трети, а то и три четверти составляет не Россия, а зарубежные страны. Российский рынок сегодня занимает всего несколько процентов от мирового.
– А в чем причина такого отставания?
– Дело в том, что рынок начал развиваться по сути 3 года назад, когда сняли ограничения на точность, и появилась нормальная картография. Пришли серьезные игроки, картографические компании, такие как Навтек и Tele Atlas.Рынок относительно недавно начал развиваться, и поэтому он пока находится в таком зачаточном состоянии, хотя и развивается очень быстро.
– Вы ощущаете эти темпы роста?
– Мы ощущаем темпы роста на всех рынках, на которых работаем. В прошлом году объем мирового рынка составил около 40 млн. автомобильных навигаторов, в России по разным оценкам их продано 300-400 тыс. Это капля в море.
Российский рынок в ближайшие годы останется небольшим, но быстрорастущим рынком сбыта. Мы считаем, что 2/3 сбыта ГЛОНАСС/GPS чипсетов будет приходиться на зарубежные рынки, где востребована система ГЛОНАСС, как альтернативная или резервная GPS. Это рынки Юго-Восточной Азии, Африки, арабские страны, Южная и Центральная Америка. Сейчас как ни странно наблюдается большой интерес и в Европе к таким чипсетам, потому что перед компаниями, которые работают на этом рынке, стоит задача дифференцироваться от своих конкурентов. Если разница между ГЛОНАСС и GPS составит всего несколько долларов, то такие чипсеты будут пользоваться спросом. Серьезным фактором, который может осложнить нашу работу по распространению системы ГЛОНАСС, — это развитие конкурирующих систем: европейского «Галилео» и китайского «Компас». Времени на то, чтобы создать конкурентоспособные продукты и вывести их на рынок, осталось совсем немного — буквально 2-3 года. Чем ближе появление «Галилео», тем меньше интерес к ГЛОНАСС, в частности, у европейских потребителей. Поэтому нам надо торопиться. Однако потеряно несколько лет, не разработан современный чипсет, который используется в автономных устройствах. При этом разработка чипсета занимает примерно 2 года, а ряд компаний начали проекты только в конце прошлого года в начале этого, соответственно в серию они выйдут не раньше конца 2010.
- А если говорить о емкости мирового рынка навигационных услуг?
– Емкость мирового рынка навигационных услуг и оборудования оценивается примерно в 60 млрд долларов, а российского – около 250 млн долларов. Это в районе 1 млн устройств с GPS-модулями, включая трекеры, навигаторы, коммуникаторы, охранно-поисковые системы, телематические терминалы.
– Кризис сильно мешает деятельности компании?
– Кризис нам мешает, но мы начали к нему готовиться в 2006 году. В стратегии 2006 года так и было записано: подготовиться к кризису 2008-09. В течение 3-х лет была проделана большая работа по созданию команды профессиональных менеджеров, созданию специализированных продуктов, получен опыт проектирования и внедрения сложных систем управления транспортным комплексом региона и интеграции с другими системами. Конкуренты, потерявшие коммерческий рынок, не очень довольны нашими сегодняшними успехами, но, хочу подчеркнуть, что наши сегодняшние проекты – это результат напряженной работы в течение нескольких лет по приобретению опыта реализации крупных проектов и разработки сложных систем в интересах государственных и муниципальных заказчиков. В частности, с федеральными и региональными органами власти мы разработали специальные продукты, как например, программно-аппаратные комплексы для управления транспортом региона, администрации. Кризис мешает в основном по двум причинам: во-первых, появились уполномоченные компании при министерствах и ведомствах, которые, не имея ничего кроме административного ресурса, пытаются участвовать в конкурсе и предлагают свои услуги. Во-вторых, мы все-таки привыкли работать на рынке коммерческом, где очень жесткие критерии выбора поставщика с точки зрения качества, функционала систем - коммерческие клиенты очень требовательные, в отличие от государственных заказчиков, у которых не всегда выбор делается в пользу качества и опыта поставщика. Кризис не является полезным средством для очищения рынка от неэффективных игроков.
– Каковы ваши планы на ближайшее время?
– Специфика кризиса как раз состоит в том, что невозможно планировать больше чем на два-три месяца, потому что постоянно поступает противоречивая информация. Резко снизились сборы налогов и бюджетное наполнение в регионах, большинство промышленных и транспортных компаний отмечают снижение оборотов в несколько раз. В целом сложившаяся негативная ситуация только ухудшается.
В нашей компании ситуация уникальная — растут продажи. Я до конца сам не могу это объяснить, но дело в том, что мы работаем на трех разных рынках. На рынке потребительском мы продаем навигаторы Shturmann®. Хороший продукт на потенциально растущем рынке позволяет увеличивать в данном конкретном случае продажи, естественно при профессиональной и качественной работе с торговыми сетями и качественном сервисе и маркетинге. Мы перестали работать с крупными сетями осенью прошлого года, когда все они находились в предбанкротном состоянии и перестали платить за поставки. За полгода мы создали альтернативную сеть из средних и мелких компаний.
На рынке корпоративных систем продажи сегодня идут в интересах региональных администраций и государственных органов, так как мы одни из немногих готовы к поставкам этих систем, имеем опыт реализации таких проектов. Пока все идет нормально, но что будет через два-три месяца мне сложно сказать, потому что мы тоже чувствуем замедление спроса, прежде всего, на корпрративном коммерческом рынке, а также на государственном рынке, где секвестр бюджетов довольно серьезный.
– Но, полагаю, к такому течению событий вы тоже подготовились?
- Мы руководствуемся притчей про двух человек, которые убегают от тигра. Один останавливается и надевает кроссовки. Второй же его спрашивает: «Все равно нас догонят, тигр бежит быстрее, чем мы, и неважно в кроссовках мы или нет». Тогда первый отвечает: «Моя задача бежать быстрее тебя». Мы сейчас работаем по такому же принципу. Наша задача состоит в том, чтобы сохранить команду, компетенцию, выжить в этом кризисе. Если вы делаете какое-то полезное дело, все равно у вас есть заказчики. Я считаю, что мы будем одними из немногих на нашем рынке, кто переживет этот кризис и усилит свои позиции.